Педагогика улыбки

Е.Н. Черноземова

«Культура и время», 4 - 2002 г.


 60-е годы прошлого века имя Шалвы Амонашвили звучало среди громких имен педагогов-новаторов. С какой радостью встречали в педагогической среде каждую его публикацию!. Как глоток свежего воздуха воспринимали его выступления, рассказы об экспериментах студенты педагогических вузов, неохотно посещавшие лекции по педагогике, но всем сердцем чувствовавшие: правда — здесь. За репортажами и журнальными статьями стояла глубокая и вдохновенная каждодневная работа, творческая, яркая. Его сердце, отданное детям, стучало на всю страну. Потом была работа в Верховном Совете, которую он сочетал с никогда не прекращавшейся педагогической деятельностью.

Сегодня Шалва Александрович Амонашвили — академик российской Академии наук, профессор Московского городского педагогического университета, руководитель лаборатории гуманной педагогики. С годами его жизнь не стала менее интенсивной. Напротив, время как будто прибавило ему сил. Сейчас помимо вузовской лаборатории и собственной школы, воплощающих и пропагандирующих принципы гуманной педагогики, в Москве ведет активную публикаторскую деятельность Издательский Дом Шалвы Амонашвили, осуществляющий грандиозный проект «Антологии Гуманной Педагогики». В числе вышедших книг — «Платон», «Конфуций», «Соломон», «Иисус Христос», «Иоанн Лествичник», «Ломоносов», «Песталоцци», «Выготский», «Ушинский», «Фромм» — всего будет издано пять комплектов по пять книг. В планах издательства книги о педагогических теориях Блаженного Августина, Сергия Радонежского, Руставели, Вернадского. Под редакцией мастера выходит педагогический альманах «Три ключа», вместе с ним работает редакционная коллегия журнала «Учитель».

И вся эта многообразная деятельность, отмеченная неизменным знаком таланта, сочетается с интенсивной лекционной практикой, непрекращающимися поездками по стране, встречами и многодневными семинарами с учителями самых разных регионов: Красноярска и Нижневартовска, Тюмени, Пензы и Калуги, Эстонии и Канады. Во время таких встреч мастер делится своим пониманием счастья и путей к нему.

Так было и двадцать лет назад, когда вышла самая первая книга мастера, день за днем описывающая его педагогический опыт. В этой книге был раздел, посвященный смеху на уроке. Здесь смех классифицировался и ставился на службу воспитания и обучения. «Украшением наших уроков станет звонкий смех детей. Опыт убедил меня в том, что смех не только стимулирует познавательный процесс, но и сам является одним из способов и результатов познания. Смех — это яркая форма выражения радостных переживаний. Мне кажется, однако, что смех незаслуженно вытеснен с урока. Многие педагоги, вместо того чтобы вызывать смех детей, преследуют его. Для меня же он — важная педагогическая проблема, и дети будут часто смеяться на моих уроках, смеяться серьезно <...> Смех, возможно, один из лучших способов выявления убежденности, утверждения позиции». Обратим внимание на будущее время: слова звучали как заклинание, как призыв: так будет! И так стало. Сегодня то, о чем мечтал учитель Амонашвили, осуществилось: множество центров гуманной педагогики по всей стране утверждают разработанные им принципы.

Скажу к слову, что еще тогда, двадцать лет назад, студенты-педагоги в своих капустниках пели песенку-переделку, автора которой сейчас, наверное, и не найдешь:

«Мы с улыбки начинаем день,
Хоть на нервах наша трудная работа.
Улыбнись, — и станет всем светлей,
Улыбнись, когда тебе кричать охота».

Потом следовал без изменений всем известный припев про заплясавшие облака, кузнечика, пиликающего на скрипке, речку, начинающуюся с голубого ручейка. Только заключительная строка звучала емкой формулой девиза: «Воспитанье начинается с Улыбки». И, будто подслушав своих сотрудников, соработников, — именно так называет мастер и своих маленьких учеников, и студентов, и коллег, — всем сердцем поняв, что они готовы услышать и воспринять, он пошел вперед, утончая инструментарий в работе с душой, бережно ведя за собой. Сегодня не громкий смех утверждения и обретения понимания, а множество оттенков улыбки — тончайших нитей от человека к человеку, от души к душе — занимают и вдохновляют его.

За десятилетие до появления первых пьес Шекспира придворный драматург королевы Елизаветы, мастер королевских увеселений Джон Лили написал в предисловии к одной из своих пьес: «Мы стремились добиться от зрителя не громкого смеха в зале, а легкой улыбки на устах». Такая улыбка часто сопровождается слезами на глазах. Но как это важно, чтобы душа улыбнулась! Об этом говорит с нами сегодня наш современник, мастер Шалва Амонашвили.

 

вернуться
Главная Эстонское Общество Рериха Zone.ee
Рерих и Эстония
***