«Спатиософия» Елены Рерих

О.А.Лавренова

Лавренова Ольга Александровна, кандидат географических наук, зав. сектором географии культуры и искусства Института Наследия имени Д.С.Лихачева, старший научный сотрудник научного отдела Международного Центра-Музея имени Н.К.Рериха, автор публикаций по семиотике и философии географического и художественного пространства, исследователь общественно-культурной деятельности Н.К.Рериха.


Пространство с его мирами страстно притягивает меня… 

Е.И. Рерих. Письмо от 7.12.51.

…В рассветных лучах солнца высокогорные ледники затеплились жемчужно-розовым светом. На фоне величественной горной гряды – изящная и хрупкая женская фигурка, ее путь – наверх. Она идет невесомым шагом, легко преодолевая крутой подъем. Следом, держась за край белых одежд женщины, карабкается по камням мужчина…

Эту картину, которая называется «Ведущая», художник мирового масштаба Николай Рерих посвятил своей жене, Елене. В жизни их семьи, наполненной духовно-философским творчеством, Елена Ивановна была поистине ведущей и направляющей. Ведущей она была и для многих своих сотрудников, которые в разных уголках земного шара трудились на ниве культурного созидания – об этом свидетельствуют тома писем Елены Ивановны Рерих, исполненные глубокой философией этического Бытия.

Но есть в картине «Ведущая» еще одна метафора, на которую мало кто обращает внимание, – метафора преодоления и постижения пространства. Путь наверх в горном ландшафте во всех культурах рассматривается как преодоление, покорение этого ландшафта, овладение им. Жизнь и творчество Е.И.Рерих свидетельствовали о качественно ином взаимоотношении человека с земной поверхностью и Пространства как такового – о преодолении мыслью земного притяжения и проникновения за его пределы – к осмыслению и постижению тайн Космоса.

Преодоление земного притяжения

Елена Ивановна Рерих, урожденная Шапошникова, выросшая в Санкт-Петербурге конца XIX столетия, впитала искания и чаяния своего времени – блистательного Серебряного века. Она принадлежала к одному из знатнейших родов России, получила прекрасное образование и была талантливой пианисткой. Она могла бы вести великосветский образ жизни, если бы не ее нелюбовь к условностям высшего света. «Несмотря на всю свою редкостную привлекательность и женственность она была тверда в своих решениях, смела в поступках и всегда ясно сознавала ту цель, к которой стремилась. В ней была та удивительная степень свободы, которая давала ей возможность преодолевать трудности, возникающие на ее пути, и слыть в светских кругах Петербурга человеком независимым, а подчас и просто своевольным»1. Связав свою жизнь известным художником и ученым Николаем Рерихом, она предпочла судьбу, далекую от великосветских приемов и распахнувшую перед ней пространство духовного Космоса.

Первые два лета ХХ века супруги Рерих ознаменовали экспедициями по историческим городам России. Николай Рерих из экспедиции привез множество полотен, на которых были запечатлены исторические ландшафты. Его жена привезла из экспедиции 1902 года своего первенца, которого назвали Юрием. Он родился на маршруте экспедиции, вдали от цивилизованного мира, и уже в этом проявилось большая смелость его матери, вместе с которой спустя двадцать с лишним лет им предстояло покорить просторы Центральной Азии.

Это великое путешествие началось в Индии, и в этом была своя историко-культурная закономерность. Соприкоснувшись с сакральной традицией Востока, Рерихи оказались причастны также сакральному пространству древнейшей культуры, которое по определению «связано с иерофаниями и теофаниями – зафиксированными манифестациями божественного могущества»2. Судьбы и творчество Рерихов оказалось вовлечено в мощнейшее духовное и геокультурное поле многовековой традиции, имеющее центром притяжения овеянную преданиями страну почитаемых Мудрецов – Шамбалу.

Взаимодействие культур России и Азии, прежде всего Индии, ставшее особенно ощутимым в Серебряном веке, подготовило почву для такого глубинного проникновения в культуру Индии, какое было совершено супругами Рерихами, а затем их сыновьями, Юрием и Святославом. Рерихи подняли это взаимодействие на качественно иную ступень, вошли в соприкосновение с древнейшей духовной традицией Востока, исходящей из священных мест, обителей легендарных Мудрецов3.

Из этого древнего Источника Николаем Константиновичем и Еленой Ивановной Рерих с великой бережностью и тонким пониманием были почерпнуты глубочайшие знания и создан уникальный философский труд «Живая Этика» или «Агни-Йога», ставший концептуальной основой творчества всех членов этой замечательной семьи. Идеи «Живой Этики», первые тома которой были опубликованы в двадцатые годы ХХ века, удивительным образом перекликались с новыми естественно-научными и философскими концепциями того времени. Особенно – с мыслью русских космистов о взаимодействии человека, Земли и Космоса, предвосхитившей открытия науки будущего.

В причастности к древнейшей традицией Востока лежит основа того отношения к пространству, которое можно обозначить как «спатиософия» – «пространственная мудрость» – емким термином, которым, тем не менее, никогда не пользовалась сама Елена Рерих.

В 1924 году Николай Рерих, его жена и старший сын Юрий вышли на маршрут грандиозной по своим замыслам Центрально-Азиатской экспедиции. К тому времени ими уже было пройдено полмира – Европа, США, Мексика. Но это были вполне «цивилизованные» путешествия и деловые поездки. Теперь же им предстояло пройти сложнейшим маршрутом по высокогорным районам Индии, Китая, Тибета, по великим пустыням Гоби и Такла-Макан. И, наконец, посетить советскую Россию, что, по тем временам, было не менее опасно, чем путь по обрывистым горным дорогам и безводной пустыне.

Когда начиналась экспедиция, для Елены Ивановны был предложен паланкин, как наиболее удобное средство передвижения в горной местности. «На людях не поеду», – заявила она и пересела на лошадь, в сорок с лишним лет в жестких походных условиях начала осваивать искусство верховой езды. Впереди были многие тысячи километров пути, и она их преодолела с удивительной легкостью – не физической (ибо временами испытывала жестокие боли, и больное сердце сбоило в жарком климате пустынь), а духовной. В самых тяжелых условиях именно она ободряла и вдохновляла утомленных людей на дальнейший путь.

Экспедиция прошла по уникальным культурным и природным ландшафтам, многие ее участники, не только Николай и Юрий Рерихи, вели путевые дневники, которые были опубликованы. Дневники отца и сына Рерихов, авторски трансформированные в самостоятельные документально-художественные произведения, увидели свет сразу после завершения экспедиции4. В них читателю открывается загадочный и полный тайн мир Азии, особенности маршрута, точные и емкие описания увиденных ландшафтов и осмысление увиденного.

Елена Рерих на маршруте экспедиции тоже писала, вела дневник, но не путевой. Выдержки этого дневника, сформированные в книгу «Община», впоследствии были переданы наркому Чичерину, а затем опубликованы в Монголии. Книга «Община», составленная Еленой Рерих на маршруте экспедиции и предназначавшаяся не только широкому читателю, но также лидерам Советской России, охватывала широчайший круг духовно-нравственных проблем, и предупреждала об опасности пути насильственного построения общины, пути, который впоследствии стал гибельным для страны. Эта книга, как и другие книги философского учения Живой Этики была результатом духовного сотрудничества русской женщины и легендарных Мудрецов Востока, Великих Учителей, находящихся на более высокой ступени духовной эволюции.

Удивительно, что эта женщина, отличавшаяся тонким художественным вкусом и умевшая ценить красоту в каждой былинке, как будто не заметила сменяющиеся один за другим поражающие своей грандиозностью ландшафты Центральной Азии. Нам известно только то, что Елена Ивановна не записала своих впечатлений. Отсутствие вербализованной рефлексии по поводу чреды пейзажей, которые миновал караван, тем более занимательно, что именно от решения Елены Рерих временами зависел маршрут. Именно она несла в себе тот центростремительный вектор, характерный для сакрального пространства Азии, всегда и во всех обстоятельствах направленный к духовному средоточию этих обширных поражающих воображение пространств. «Проявление священного онтологически сотворяет мир. В однородном и бесконечном пространстве, где никакой ориентир невозможен, где нельзя сориентироваться, иерофания обнаруживает абсолютную “точку отсчета”, некий “Центр”»5. Елена Рерих в той грандиозной экспедиции была звеном, связующим географическое и духовное пространство. Она определяла сакральные точки маршрута, которые затем были закреплены в ландшафте ритуальными сооружениями. Так, например, было с сооружением буддийской ступы (построенной по рисунку ее мужа) в Шарагольджи, где «останавливался на ночлег Великий Держатель».

На маршруте экспедиции Елена Ивановна записывает в своем дневнике беседы с Учителем: «О качестве путешествий. Необходимо усвоить, как нужно путешествовать! Не только надо оторваться от дома, но надо преобороть само понятие дома. Точнее сказать — нужно расширить дом. Там, где мы, — там и дом. Эволюция свергает явление дома-тюрьмы. Успех раскрепощения сознания даст возможность стать подвижным. И не подвиг, не лишения, не возвеличение, но качество сознания отрывает от насиженного места. <…> Зовем тех, кто может дать простор мысли.

Хочу видеть вас идущими по лицу мира, когда от множества границ стираются народности. Как можем летать, когда пришпилены на маленький гвоздик?! Удумать надо, как человечеству нужны путешествия!»6. И еще: «Парацельс любил говорить: «Per aspera ad astra». После это значительное изречение стало девизом щитов и гербов, потеряв всякий смысл. Правда, поняв смысл его, трудно привязать себя к одной Земле. Как перегар в трубу, познавший дух мчится в явленное пространство. Какой размер имеют для него земные одежды? Какую подвижность может он проявить по земной поверхности? Какими мыслями может он делиться в земной сфере?»7 «…Пространство оживет, астрохимия и лучи наполнят представление о величии Вселенной. Молодые сердца почуют себя не муравьями на земной коре, но носителями духа и ответственными за планету»8.

Об осознании пространственности человека писали и русские философы-космисты, чьи труды послужили отправной точкой для осмысления современной наукой космического пространства и его взаимосвязи с человеком. Так, в философии А.А.Чижевского Земля оказывается вплетена, словно бусинка, в сложнейшую ткань Вселенной. Если потянуть за одну из нитей космической ткани, бусинка начинает вибрировать в такт передаваемым импульсам. В эту же ткань, чьи нити обладают способностью проводить импульсы различного характера, также, как и Земля, вплетены другие небесные тела. Структура пространства, жестко организованная лучами, потоками, полями, создает картину цельности Вселенной. «Не Земля, а космические просторы становятся нашей родиной, и мы начинаем ощущать во всем ее подлинном величии значительность для всего земного бытия и перемещения отдаленных небесных тел, и движения их посланников – радиаций»9.

Согласно восточной духовной традиции, на которую опиралась в своих размышлениях Е.И.Рерих, в осознании беспредельности Пространства, имеющего бесконечное множество проявлений и непознаваемую непроявленность, исчезает изначально присущая человеческому сознанию центрированность на собственной личности. «Может отдать свое “я”, кто осознал пространство»10.

«Спатиософия» и «спатиофилия»

Елена Ивановна много размышляла над проблемой пространства как такового и взаимоотношения человека с таинственной и зовущей Вселенной. Эти размышления пронизаны чувством любви к беспредельному космическому пространству, чувством, которое вдохновляло многих великих мыслителей человечества – от Платона, учившего о «музыке сфер», до Циолковского и Чижевского, рассуждавших в рамках дискурса современной науки. Как полагает современная антропология и гуманитарная география любовь, чувство приязни, испытываемые по отношению к месту, ландшафту, участку земной поверхности, «топофилия», является одним из основополагающих чувств, определяющих поведение человека в географическом пространстве. Любовь к Пространству и его частному проявлению – нашей Вселенной, всегда имела большое значение в истории великих идей, но пока не получила названия. На сухом языке науки это трепетное чувство можно было бы обозначить как «спатиофилия»…

Пространство увлекало Елену Рерих неразрешимой тайной своего бытия, чарующей беспредельностью, в первом приближении доступной только преодолевшему земное притяжение сознанию. «“Пространство” в космическом значении, конечно, лучше писать с прописной буквы. Именно Пространство лучше всего передает понятие Беспредельности и есть самая настоящая Беспредельность»11. Пространство-ноумен, неизреченное и непостижимое Пространство до своей дифференциации – до Большого Взрыва, если говорить в терминологии современных космологических гипотез – свои размышления о нем Елена Ивановна писала очень осторожно, лишь намеками.

Спатиософия Елены Рерих базировалась на древнейших философских учениях Востока, прежде всего на учении об Агни, всеначальной энергии, единосущной изначальному, недифференцированному Пространству, где она проявляется как единство духа и материи, единая субстанция дух-материя. «Пространство наполнено основной космической материей или космической субстанцией дух-материя, или субстанцией Пуруша-Пракрити»12. «…Нужно понимать, что Пространство представляет собою океан огня»13. Но и в диффереренцированном пространстве Космоса всеначальная энергия является основой его существования и динамики. «Агни означает Огонь. Все пространство наполнено этим огнем. Как сказано, Космос есть огненный корабль, несущийся в Беспредельности. Огонь, в виде всеначальной энергии, сообщает всему жизнь (следовательно, сознание), и высшее проявление этой огненной энергии будет высокая психическая энергия»14.

Размышления Елены Рерих над проблемой бытия пространства во многом перекликались с научно-философскими концепциями ее времени. В частности, концепций о единстве пространства и материи, пространства-времени.

«Так как пространство нельзя вообразить ограниченным, то и распространение материи бесконечно. Где есть пространство, там есть и материя. И самое пространство есть вещество (выделено мной - О.Л.). Одно без другого немыслимо»15, «материя выражается соединением времени, пространства, силы и чувства... Эти 4 свойства материи не отделимы друг от друга, т.е. в отдельности не существуют»16, – писал философ-космист К.Э.Циолковский.

С совершенно иной точки зрения исследовал ту же проблематику бытия пространства В.И.Вернадский. Ученый, давший миру концепцию ноосферы, размышлял преимущественно о проблемах видоизменения нашей планеты в так называемую «психозойскую» эру. Космос для него – скорее великий Океан, несущий на гребне своих немыслимых волн маленькую песчинку – Землю, человечество которой долгое время не осознавало своей причастности космическому пространству. «Коперник, Кеплер, Галлилей и Ньютон в течение немногих десятков лет разорвали веками установленную связь между человеком и Вселенной... Научная картина Вселенной, охваченная законами Ньютона, не оставила в ней места ни одному из проявлений жизни. Не только человек, но и все живое, но и вся наша планета потерялась в бесконечности космоса»17.

Центральным пунктом размышлений Вернадского о пространстве была ноосфера, она рассматривалась как качественно новый этап организации земного и космического пространства. Обретая новое качество, Земля, как пространственная единица, которая становится функционально взаимозависимой в ближнем и дальнем космосе, не механически – по законам Ньютона, но на ином, сознательном уровне. «Перерастание биосферы в ноосферу как бы является логическим завершением эволюции материи: все части развивающегося мира оказываются взаимосвязанными и человек закономерно вписывается в этот мир»18. Человек по мысли В.И.Вернадского является действенной геологической силой, особым фактором воздействия на окружающую среду становится его мысль. Именно под воздействием идей, мыслей изменяются материальные процессы, меняет свой облик оболочка земли и т.п. Мысль становится фактором изменения географического пространства.

В.И.Вернадский много внимания уделял философским концепциям Эйнштейна и Минковского о едином пространственно-временном континууме, где время является четвертым измерением пространства.

Елена Рерих о едином пространстве-времени не писала. Но, тем не менее, ее концепция мироустройства может быть объяснена только с помощью учения о пространственно-временном континууме.

Одним из основополагающих постулатов, использованных Еленой Рерих в ее размышлениях о пространстве, является постулат древней индийской философии о множественности миров проявленного, дифференцированного Пространства. Эта концепция организации пространства перекликается с современной гипотезой о существовании многомерных пространств, тем более недоступных человеческому сознанию, чем выше их мерность. Но та же восточная философия учит о преодолимости границ между этими мирами, возможной для сознания, в потенциале своем содержащем свойства всех возможных миров и измерений проявленного, дифференцированного Пространства.

Неоднократно Е.И.Рерих писала о том, что для особенно возвышенного состояния сознания не существует времени. Этот постулат как нельзя лучше можно объяснить с точки зрения пространственно-временного континуума Минковского19, где пространственные объекты «растянуты» во времени, а прошлое и будущее состояние материальных объектов разделено гранью сознания. Соответственно, если сознание расширяет свои границы, ему может быть доступен более широкий срез пространствено-временного континуума, прошлое и будущее одновременно. Будущее предопределено заложенными в прошлом причинами (по Минковскому – определено вектором движения в пространстве-времени), но, тем не менее, пластично и имеет качество потенциальности. «Нельзя отделить вечное от временного. Вечность есть основа, на которой ткется вся фантасмагория проявленного и преходящего мира. Из этого преходящего и, в то же время, непрестанного движения и складывается в нашем сознании понятие вечности. Потому предопределение существует как для вечного, так и для преходящего. Но для вечного предопределение это, именно, и выражается в вечности его движения, тогда как для преходящего оно в его вечно сменяющихся фазах, непрестанно вызываемых или порождаемых новыми причинами и следствиями, которые, в свою очередь, становятся причинами и так ad infinitum. Иначе говоря, предопределение есть следствие заложенной причины»20.

Елена Ивановна Рерих размышляла над проблематикой постижения и преодоления пространства, обусловливая возможность такого постижения критерием качества сознания.

Одно из важнейших свойств человеческого сознания – это боязнь перед неизвестным, приязнь к хорошо известному, любовь к тому, что наполнено смыслом, выводящим за пределы сиюминутной реальности. Но есть еще один аспект этой аксиомы, о котором писал в свое время философ-космист Николай Федоров: «...Насколько пространство недоступно нашему движению, а время не есть наше действие, настолько же оба они проекты»21. То есть, приязнь и любовь требуют контакта с объектом, его постижения, преодоления, возможности движения, происходящего не только в актуальном и реальном трехмерном пространстве, но также движения, выраженного в осмыслении.

Исходя из этой аксиомы, спатиофилию можно рассматривать как результат процесса преодоления пространства-времени, о котором писала Елена Рерих: «...При расширении сознания и время, и пространство приобретают совершенно иное значение и размеры, земные измерения неприложимы там, где произошло объединение Миров»22. Но, согласно размышлениям Елены Рерих, трепетное отношение человека к явлению, на миллионы порядков превышающему его по масштабам и длительности, можно рассматривать и как результат более глубокого взаимодействия, имеющего свои корни в единосущности двух, казалось бы, несоизмеримых явлений. Человек, по мысли Елены Ивановны, подобен Космосу. В данном случае семантика категории Пространства, как прообраза человека и эволюции его сознания, позволяет ввести в оборот древнее учение о Макрокосме, Космосе, и микрокосме – человеке. Елена Рерих писала о том, что Вселенная и человек связаны воедино, не только по своей природе, имеющей в основе всеначальную энергию Агни, но также вектором своего бытия, направленным к совершенствованию. «Макрокосм находится в непрестанном процессе разворачивания или становления, так и человек-микрокосм неустанно раскрывает и накопляет новые возможности, именно, благодаря присутствию в нем совершенного, вечного Божественного Потенциала»23.

Учение о Макрокосме и микрокосме развивается Еленой Рерих с помощью концепции о вибрациях, ритмах, характеризующих динамику бытия Пространства и человека. «Вся Природа, от атома и до ее венца — человека, представляет собою бесконечное сочетание вибраций, исходящих из различных фокусов, центров или тел, называйте их как хотите, наполняющих все беспредельное Пространство и стремящихся к совершенствованию в велении бытия бесконечного. Таким образом, человек, будучи микрокосмом Макрокосма, является конгломератом самых различных вибраций (ритмов)»24.

Учение о ритмах и вибрациях, являющееся неотъемлемой частью спатиософии Елены Рерих, включало в себя, как частное проявление, понятие музыки сфер, о котором учил великий Платон. Более того, эта «музыка», наполняющая пространство, была доступна духовному слуху женщины, жившей спустя тысячелетия после греческого философа, причастного вселенским ритмам. На этой сопричастности и зиждилась любовь к непознаваемой беспредельности Пространства, спатиофилия. Елена Ивановна писала своим корреспондентам о сокровенных переживаниях: «Две ночи подряд, на 24-ое и 25-ое янв[аря], я снова слышала музыку сфер. Но какая глубокая грусть звучала на этот раз в величавом и торжественном ритме! Ритм этот шел, нарастая в торжественности, и, дойдя до предела напряжения, после синкопы, в непередаваемой тоске, как бы рыдая, ритм звучания начал падать синкопами в замедлении своем. <…> Казалось, само пространство рыдало над чем-то невозвратимым»25.

Согласно концепции Елены Рерих, Пространство не только постижимо для возвышенного человеческого сознания, но и в некоторой степени резонирует на качество мыслей. Елена Ивановна писала о том, что человеческая мысль способна повлиять на его структуру и динамику пространства Космоса, а не только околоземного пространства, доступного непосредственному воздействию человека – пространства ноосферы, как его понимал В.И.Вернадский. «Воля низшая, окрашенная вожделениями самости, порождает ужасы разрушения, ибо столкновения сил дисгармоничных производят в Космосе взрывы и дают доступ хаосу»26.

Но именно ноосферическое пространство, если принять за основу термин В.И.Вернадского, наиболее подвержено видоизменениям под воздействием человеческой мысли. Насыщение пространства мыслями и идеями рассматривается Еленой Рерих как процесс постепенного цементирования пространства, благодаря которому происходит их последующая реализация в социальной реальности. «Если мы прочтем любое историческое обозрение движения Умственного Прогресса и Культуры, мы найдем там описание появления и закрепления новых идей; и как первые носители их обычно неуспешны, но когда сознание масс уже подготовлено повторными заявлениями к восприятию (пространство цементировано), то появляется мощный фокус, который собирает носящиеся идеи и претворяет их в жизнь»27. Соответственно, большое значение в философском наследии Елены Ивановны отводится качеству мысли, ее созидательной, позитивной направленности.

«Женственность» Пространства
и роль женщины в социо-культурном пространстве

Таинство рождения Вселенной многих философов древности и современности побуждало к осмыслению первопричин этого рождения, а, следовательно, и соотношения в Космогонии мужского и женского творящих начал. Согласно спатиософии Елены Рерих непостижимое изначальное Пространство, не имеющее названия – «ТО» – в начале процесса дифференциации, на пути превращения из ноумена в феномен, представляет собой манифестацию женского начала. «Именно первая дифференциация в периодических манифестациях вечной Природы, бесполой и беспредельной, есть Адити в “ТОМ”, или потенциальное пространство внутри отвлеченного Пространства. В следующей своей манифестации оно является, в виде божественной беспорочной Матери Природы внутри всевмещающей, абсолютной Беспредельности. Так Пространство называется Матерью до ее космической деятельности и Отцом-Матерью при первой стадии пробуждения»28.

Елена Ивановна Рерих перевела на русский язык «Тайную Доктрину» – труд другой великой женщины, столь же близко соприкоснувшейся с мудростью Востока, – Е.П.Блаватской. В письмах, посвященных проблематике изначального Пространства, данной в древних Космогониях и последующих философских учениях, Елена Ивановна иногда обращается к выдержкам из «Тайной Доктрины». Так, в одном из своих писем она приводит следующий отрывок, также повествующий о женственности изначального Пространства на заре космогонии: «Матерь-Рождающая или Пространство есть вечная всегда-сущая Причина, Непостижимое Божество, чьи “Невидимые Покровы” являются мистическим Корнем всей Материи и Вселенной. Пространство есть то единое, то вечное, которое нам легче всего представить незыблемым в его отвлеченности и вне влияния и зависимости от присутствия или отсутствия в нем объективной Вселенной. Оно вне измерения во всех смыслах и само-сущно. Дух есть первая дифференциация от “ТОГО”, Беспричинной Причины, как Духа, так и Материи…»29. Здесь же Елена Рерих размышляет над значением этих высоких космогонических положений применительно к реальности социальной истории человечества: «Привела Вам беглые намеки, но из них ясно, какое значение и место уделялось Женскому Началу в древних Космогониях. Лишь глубокое невежество средневековья <…> могло изъять Женское Начало из всего построения Бытия. Истинно, в естестве своем Мужское и Женское Начало Едины, и одно не имеет бытия без другого. Умаление одного есть умаление другого»30.

Елены Рерих размышляла над проблемой значения женщины в современном мире в контексте взаимосвязи космогонической ипостаси Женского Начала и духовного естества женщины. По мысли Елены Ивановны, творчество, в том числе космическое, немыслимо без гармонии и взаимодополнения двух начал – мужского и женского. Но женщина унижена в человеческом обществе, что и приводит к глобальным социальным кризисам. Женщина должна осознать свой потенциал и стать достойной участницей глобального участка космогонического процесса, происходящего на нашей Земле. Без восстановления равновесия Начал в планетном социо-культурном пространстве невозможен выход из сложнейших духовных и социальных кризисов, постигших человечество еще в начале прошлого, ХХ века.

«Да, в руках женщины сейчас спасение человечества и планеты. Женщина должна осознать свое значение, свою великую миссию Матери мира и в полной ответственности стать не только сотрудницей мужчины, но его вдохновительницей и истинной матерью. <…> Женщина, знающая свое высокое назначение, женщина, стремящаяся к красоте, к знанию, высоко подымет уровень жизни страны, и не будет в нем места всем отвратительным преступлениям, ведущим к дегенерации и уничтожению целых народов»31.

Большое значение Елена Ивановна уделяла проблеме самосовершенствования человека – Макрокосм и микрокосм объединены этим вектором своего движения. Но особо Елена Рерих писала о необходимости самосовершенствования женщины, так как внешние социальные условия не способствуют высвобождению ее потенциала. Это стремление заложено в природе женщины, также как и в природе праматери-Пространства заложена потенциальность дальнейшей эволюции и дифференциации. Таким образом, спатиософия Елены Рерих находила свои отзвуки в ее философии женского движения. И осознание своей причастности Вселенной должно пробудить женщину не только к самосовершенствованию, но и преображению окружающего социального мира по законам Красоты. Елена Ивановна мечтала об объединенных этим стремлением женских духовных общинах, участницы которых будут работать на ниве образования, науки, искусства и культуры. Фактически, эти общины, культурно-просветительской деятельности которых по мысли Елены Ивановны должна быть присуща пространственная мобильность, могли стать преобразовательной силой в социо-культурном пространстве. «Так, идея Миссии Женщин была моей мечтой с детских лет, она жила у меня под именем Общины Алт[айских] Сестер, и я видела этих сестер носительницами света и радости в тяжелые условия нашей Родины. Все отрасли жизни находили себе отражение в этой Общине. Потому одни Сестры посвящали себя медицине, другие должны были знать основы агрикультуры, третьи быть учительницами вообще или талантливыми лекторшами по различным отраслям знания и общественного устроения в доступном для масс изложении, и, конечно, занятия искусствами и преподавание их занимали бы выдающееся место в Общине, так же как изучение цвета и звука и воздействий их, а внесение основ Живой Этики украсило и увенчало бы всю благую деятельность Ал[тайских] Сестер»32 – писала великая женщина прошлого столетия. Столетия, которое так и не решило своих социальных проблем, возможно, именно потому, что лучшие мысли и чаяния его великих людей, в том числе и Елены Рерих, остались не услышанными. Нынешнему столетию, уже стоящему на пороге осмысления космичности человека, стоит задуматься и о других философских вопросах, поднятых Еленой Рерих, и об ответах на эти вопросы, предложенных ею.


Литература:
  1. Шапошникова Л.В. Героическое творчество Е.И.Рерих. В.кн.: Беседы с Учителем. Избранные письма Е.И.Рерих. – Рига, 2001. С.273.
  2. Глушкова И.П. Индийское паломничество. Метафора движения и движение метафоры. – М., 2000. С.15.
  3. Шапошникова Л.В. Книга-предупреждение // Учение Живой Этики. Община. – М.,1997.
  4. Рерих Н.К. Алтай – Гималаи. Roerich J. Thru the Inmost Asia.
  5. Элиаде М. Священное и мирское. – М., 1994. С. 22-23.
  6. Община, 93.
  7. Община, 35.
  8. Община, 110.
  9. Чижевский А.А. Колыбель жизни и пульсы Вселенной // Русский космизм. – М.,1993. С.319.
  10. Община, 176.
  11. Рерих Е.И. Письма в Америку. Т.3. – М., 1996. Письмо от 8.07.54. С.436.
  12. Письма Елены Рерих. Т.1. – Минск, 1992. Письмо от 16.01.35.
  13. Письма Елены Рерих. Т.2. – Минск, 1992. Письмо от 29.01.38. С.358.
  14. Письма Елены Рерих. – Новосибирск, 1993. Письмо от 14.06.39. С.434.
  15. Циолковский К.Э. Любовь к самому себе или истинное себялюбие. – М., 1992. С.13.
  16. Циолковский К.Э. Очерки о Вселенной. – М., 1992. С.170.
  17. Вернадский В.И. Биогеохимические очерки. – М.,1940. С.176.
  18. Степин В.С., Кузнецова Л.Ф. Современная научная картина мира,русский космизм, диалог культур «Восток-Запад» // Философия русского космизма. – М.,1996. С.16.
  19. Минковский Г. Пространство и время. Доклад, читанный на 80-м съезде немецких естествоиспытателей и врачей в Кельне, 21 сентября 1908 г. – СПб, 1911.
  20. Письма Елены Рерих. Т.2. – Минск, 1992. Письмо от 17.10.35. С.46.
  21. Федоров Н.Ф. Горизонтальное положение и вертикальное - смерть и жизнь // Сочинения. – М.,1994. С.15.
  22. Рерих Е.И. Письма. Т.4. – М., 2002. Письмо от 17.04.36. С.155.
  23. Письма Елены Рерих. Т.2. – Минск, 1992. Письмо от 19.06.37. С.227.
  24. Письма Елены Рерих. – Новосибирск, 1993. Письмо от 8.12.36. С.173.
  25. Рерих Е.И. Письма в Америку. Т.2. – М., 1996. Письмо от 29.01.38. С.168 – 169.
  26. Письма Елены Рерих. Т.2. – Минск, 1992. Письмо от 8.06.36. С.172.
  27. Рерих Е.И. Письма. Т.3. – М., 2001. Письмо от 15.10.35. С.584 – 585.
  28. Рерих Е.И. Письма. Т.3. – М., 2001. Письмо от 18.06.35. С.338 – 339.
  29. Рерих Е.И. Письма. Т.3. – М., 2001. Письмо от 18.06.35. С.339.
  30. Там же. С.340.
  31. Рерих Е.И. Письма. Т.1. – М., 1999. Письмо от 3.03.30. С.89 – 90.
  32. Рерих Е.И. Письма. Т.2. – М., 2000. Письмо от 8.09.34. С. 347.

 

вернуться
^
Главная Эстонское Общество Рериха Zone.ee
Рерих и Эстония
***